Должник продал имущество после решения суда
Abm-auto.ru

Автомобильный портал

Должник продал имущество после решения суда

Должник продал имущество до обращения на него взыскания: как действовать кредитору?

Выиграть судебный процесс – задача, безусловно, сложная. Но зачастую гораздо сложнее бывает добиться реального исполнения судебного акта. Недобросовестные должники нередко пытаются сделать взыскание по судебному акту невозможным. Например, отчуждают то имущество, на которое было возможно обращение взыскания. В таких случаях кредитор может использовать несколько инструментов для возврата выведенных активов. Рассмотрим некоторые из них в материале.

На практике возможны различные ситуации, и стратегия действий будет зависеть как от действий должника, так и от задач кредитора.

Должник может скрыть имущество от взыскания, заключая сделки с дружественными контрагентами

Одним из способов возврата скрытого таким образом имущества является признание подобной сделки недействительной как мнимой. Данный способ применим, если иной способ защиты нарушенного права законом не предусмотрен и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки (п. 78 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации», далее – постановление № 25).

Высшие судебные инстанции неоднократно указывали, что сделки, заключенные с целью избежать возможного обращения взыскания на принадлежащее должнику имущество, могут быть признаны мнимыми (см., например, Определение ВС РФ от 05.06.2012 по делу № 11-КГ12-3, постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 № 6136/11 по делу № А60-29137/2010-С5).

Несмотря на то что кредитор в данном случае не является стороной договора, право оспаривать подобную сделку за ним сохраняется (см. Определение ВС РФ от 13.06.2017 № 301-ЭС16-20128 по делу № А28-12640/2015). Это обусловлено тем, что кредитор праве получить удовлетворение своих требований к должнику в том числе путем обращения взыскания на имущество должника, которое должно направляться на погашение реальных, а не мнимых обязательств (см. постановление ФАС Московского округа от 10.05.2007, 17.05.2007 № КГ-А40/3784-07 по делу № А40-78420/06-10-154).

Согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. Таким образом, значение будет иметь субъективный фактор: момент осведомленности кредитора.

По правилам ст. 170 ГК РФ сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у сторон нет цели достигнуть заявленных результатов. Установление факта того, что в намерения сторон на самом деле не входили возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным основанием для признания сделки ничтожной. Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся (см. Определение ВС РФ от 25.07.2016 № 305-ЭС16-2411 по делу № А41-48518/2014).

При этом наличие формального исполнения по сделке не препятствует квалификации ее как мнимой (п. 86 постановления № 25). Так, например, должник может заключить договоры купли-продажи с дружественным контрагентом и составить акты о передаче соответствующего имущества, однако контроль над имуществом сохранится за должником. В таком случае суд может признать договор купли-продажи мнимой сделкой (см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 № 6136/11 по делу № А60-29137/2010-С5). Иногда должник может создать видимость законности владения отчужденной дружественному контрагенту вещи. Например, должник и контрагент могут заключить договор аренды, согласно которому проданная вещь передается должнику за минимальную плату. Данное обстоятельство также может помочь кредитору доказать мнимость сделки (см., например, постановление АС Волго-Вятского округа от 13.11.2017 № Ф01-4713/2017 по делу № А29-11781/2016).

Следует иметь в виду, что если должник и дружественный ему кредитор для вида осуществили регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество, подлежащее взысканию в пользу кредитора, это также не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании ст. 170 ГК РФ (п. 86 постановления № 25).

Факт расхождения волеизъявления сторон сделки с их волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств. Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки (ст. ст. 65, 168, 170 АПК РФ) (Определение ВС РФ от 25.07.2016 № 305-ЭС16-2411 по делу № А41-48518/2014).

Доказать мнимость сделки помогут также следующие обстоятельства:

имущество осталось в месте его первоначального фактического нахождения;

должник сохранил контроль над отчужденной вещью;

экономическая невозможность покупки контрагентом спорного имущества;

отсутствие экономической целесообразности в заключении спорной сделки;

невыгодные для продавца условия об отсрочке либо рассрочке платежа и др

Что касается распределения бремени доказывания по таким спорам, доказывание отсутствия у сторон намерения создать соответствующие правовые последствия, как правило, лежит на заявителе (ст. 65 АПК РФ). Однако иногда суды указывают, что доказывание отсутствия такого обстоятельства не может быть возложено исключительно на сторону спора, заявившую о мнимости сделки (см., например, постановления АС Северо-Западного округа от 18.11.2015 № Ф07-1577/2015 по делу № А56-21676/2014, АС Московского округа от 05.07.2016 № Ф05-8607/2016 по делу № А40-134904/2015, АС Северо-Западного округа от 25.07.2017 № Ф07-6316/2017, Ф07-6318/2017 по делу № А56-19356/2014).

Таким образом, поскольку мнимая сделка никаких правовых последствий не влечет, кредитор сможет обратить взыскание на спорное имущество по обязательствам должника.

Признать сделку по отчуждению имущества должника недействительной можно на основании ст. 10 и ст. 168 ГК РФ

Иногда сделка должника не подпадает под признаки мнимой, поскольку намерение создать соответствующие правовые последствия у сторон все же имеются. В таком случае кредитор может воспользоваться правилами ГК РФ о недействительности сделки, нарушающей требования закона. При этом кредитору необходимо будет доказать недобросовестность сторон сделки.

Согласно п. 2 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Статья 10 ГК РФ предусматривает, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный ст. 10 ГК РФ, поэтому такая сделка признается недействительной на основании ст. 10 и 168 ГК РФ.

На возможность признания сделки, направленной на сокрытие имущества от взыскания, недействительной на основании ст. 10 и 168 ГК РФ указывал и Верховный Суд РФ (п. 7 постановления № 25).

Кредитор в таком случае может сослаться на то право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате оспаривания сделки, а именно: возможность исполнения судебного акта о взыскании. Так, например, случаи, когда должник в ходе исполнения вступившего в законную силу судебного акта продает все принадлежащее ему недвижимое имущество в отсутствие равноценного встречного предоставления, могут быть признаны злоупотреблением правом (см., например, Определение ВС РФ от 13.06.2017 № 301-ЭС16-20128 по делу № А28-12640/2015). В подобных обстоятельствах, когда удовлетворение требований кредитора становится невозможным вследствие отчуждения должником единственного ликвидного имущества, кредитор вправе обратиться с заявлением о признании сделки недействительной на основании ст. 10 и 168 ГК РФ.

Одним из способов обеспечения интересов кредитора может служить банкротство должника

Данный способ применим в случае, если размер требований кредитора превышает 300 тыс. руб., и должник не исполняет обязательства более трех месяцев (п. 2 ст. 3 и п.2 ст. 6. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее – Закон о банкротстве). В такой ситуации кредитор при условии предварительного опубликования соответствующего намерения на ЕФРСБ вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

Конечно, данный способ сопряжен с множеством минусов, и главные из них — это длительность банкротных процедур и возможное участие иных кредиторов, совокупный размер требований которых не позволит рассчитывать на адекватное погашение долга. В то же время банкротство должника позволяет кредитору воспользоваться многими механизмами, недоступными в условиях ординарных правоотношений.

В частности, одним из механизмов возврата имущества должника для последующего погашения требований кредитора может стать оспаривание сделок должника-банкрота. Помимо общих оснований для оспаривания сделок (ст. 10, ст. 168 ГК РФ), кредитор может воспользоваться нормами ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве. Кредитор может оспорить подозрительные сделки должника, а также сделки, совершенные с предпочтением. При успешном использовании данных институтов, имущество, принадлежащее должнику, вернется в конкурсную массу, а требования кредитора впоследствии будут удовлетворены за счет этого имущества.

Кредитор может оспорить:

подозрительную сделку с неравноценным встречным исполнением (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Неравноценными признаются сделки, цены которых существенно отличаются от цен, устанавливаемых в аналогичных обстоятельствах, а также сделки, цена которых не соответствует рыночным ценам;

подозрительную сделку, совершенную в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Под вредом понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и/или увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества;

сделку, влекущую за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Нередко встречаются случаи, когда должник в целях сокрытия имущества от взыскания отчуждает имущество дружественному контрагенту по существенно заниженной цене. В таком случае сделку можно признать недействительной как неравноценную по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Неравноценные сделки могут быть признаны недействительными в случае совершения их в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

В случае оспаривания неравноценной сделки, предметом которой является недвижимое имущество, для определения периода подозрительности правовое значение имеет момент государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости, а не дата заключения договора (см. Определение ВС РФ от 11.01.2017 № 309-ЭС16-13732(2) по делу № А71-83/2014).

Чтобы оспорить неравноценную сделку при банкротстве достаточно двух условий: соответствия периоду подозрительности в один год и неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.

Таким образом, для кредитора оспаривание неравноценной сделки должника не грозит особыми сложностями в доказывании и является эффективным инструментом для удовлетворения своих требований.

Если должник совершил сделку лишь для сокрытия имущества от обращения взыскания, то есть в целях причинения вреда имущественным правам кредитора, то такая сделка может быть оспорена по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (см., например, постановление АС Уральского округа от 22.12.2016 № Ф09-10866/16 по делу № А07-22918/2015). Оспорить такую сделку можно, если она совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом.

При этом сделка будет признана недействительной, если другая сторона сделки знала о противоправной цели должника к моменту совершения сделки. Такое знание предполагается, если сторона сделки признана заинтересованным лицом, либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. В данном случае осведомленность стороны можно подтвердить публикацией соответствующих сведений на ЕФРСБ: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности (абз. 4 п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“)».

Кредитору стоит задуматься о перспективах дальнейшей перепродажи отчужденного должником имущества

Кредитору при оспаривании сделок для успешного возврата имущества, подлежащего взысканию, следует обезопасить себя от возможного последующего отчуждения спорного имущества по цепочке сделок.

Для достижения указанной цели кредитор может обратиться в суд с заявлением о принятии обеспечительных мер. Обеспечительные меры принимаются в случаях, когда непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю (ч. 2 ст. 90 АПК РФ). Перечень обеспечительных мер открытый. Кредитор, к примеру, может ходатайствовать перед судом о запрещении должнику совершать сделки с предметом спора, о наложении ареста на денежные средства должника, о передаче спорного имущества на хранение третьему лицу. Однако статистика удовлетворения ходатайств о принятии арбитражными судами обеспечительных мер неутешительная. Согласно данным Судебного департамента при Верховном суде РФ за 2017 г. удовлетворено менее трети заявлений о принятии обеспечительных мер (см. данные судебной статистики Судебного департамента при Верховном Суде РФ, опубликованы на сайте: www.cdep.ru).

Еще одним инструментом для недопущения перепродажи спорного имущества по цепочке сделок является внесение записей в Росреестр. В случае, когда речь идет о недвижимости, кредитор, к примеру, может принять меры для внесения в Росреестр записи о том, что объект недвижимого имущества находится в споре. В дальнейшем это может помочь в доказывании недобросовестности будущих контрагентов должника по сделке.

В целом продажа должником имущества не делает взыскание невозможным. Законодательство предусматривает различные способы возврата имущества кредитору. Выбор конкретного способа зависит от того, каким именно образом должник скрыл имущество от взыскания, а также от задач, преследуемых кредитором.

Следует иметь в виду, что если в отношении должника уже открыто исполнительное производство, то правом оспорить сделку, имеющую цель сокрыть имущество от взыскания, наделен и судебный пристав-исполнитель (см., например, Определение ВС РФ от 18.04.2017 № 77-КГ17-7).

Судебный пристав-исполнитель, как и кредитор, имеет законный интерес в признании недействительными подобных сделок должника. Данный интерес обусловлен обязанностью пристава-исполнителя совершить действия, направленные на принуждение должника исполнить судебный акт.

Читать еще:  Потерял диагностическую карту техосмотра что делать?

Должник подарил (продал) имущество после решения суда,

14 апреля 2017 г. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Б. на решение Останкинского районного суда г. Москвы от 23 ноября 2016 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Б. к М.М., Д. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки – отказать, установила:

Б. обратился в суд с иском к М.М., Д. о признании договора недействительным, применении последствий недействительности сделки, мотивируя требования тем, что между истцом и М.М. были заключены договоры займа, *** года М.М. составил расписку в которой указал на передачу истцу в качестве залога квартиру по адресу: ***. Решением суда были взысканы с М.М. денежные средства по договору займа, решение суда не исполнено. *** года М.М. должник подарил Д. имущество указанную квартиру в целях уйти от исполнения обязательств перед истцом. Иного имущества у него не имеется.

Представитель истца в судебном заседании исковые требования поддержал.

Представитель ответчика возражал против удовлетворения исковых требований. Ответчик Д. в суд не явился, извещен о рассмотрении дела, возражений по иску не представил.

Судом постановлено приведенное выше решение, которое Б. просит отменить по доводам апелляционной жалобы, как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения стороны истца, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Постановленное решение данным требованиям не отвечает.

Из материалов дела следует, что на основании решения Останкинского районного суда г. Москвы от *** года в редакции определения Московского городского суда от *** года, с М.М. в пользу Б. взыскано по договорам займа *** руб., *** руб. *** коп., *** руб., *** долларов США, *** долларов США *** центов США, *** долларов США, *** евро, *** евро *** центов, *** евро, расходы по оплате госпошлины в сумме *** руб.

По данному решению выдан исполнительный лист, на основании которого *** года вынесено постановление судебного пристава-исполнителя Преображенского ОСП о возбуждено исполнительное производство N ***.

Доказательств исполнения требования исполнительного документа суду не представлено.

*** года квартира площадью *** кв. м была передана в совместную собственность в порядке приватизации М.М., М.Т., умершей *** года, и М.Н., умершего *** года.

М.М. является единственным наследником по завещанию после М.Т. и М.Н., вовремя принял наследство, *** года получил у нотариуса свидетельство о праве на наследство по завещанию, *** года зарегистрировал право на наследственные доли в Росреестре, а *** года заключил с Д. договор дарения всей квартиры по адресу: ***.

Информация о наличии у М.Н. иного имущества, за счет которого возможно удовлетворить требования взыскателя, в материалы дела не представлено.

Отказывая в иске, районный суд исходил из отсутствия основания для признания договора дарения от *** года недействительной сделкой в соответствии со ст. 170 ГК РФ, поскольку не представлены доказательства мнимости договора.

Судебная коллегия не может согласиться с данными выводами суда, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела, и требованиям закона.

Согласно ч. 3 ст. 166 ГК РФ, требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Согласно ст. 168 ГК РФ, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

На основании п. 1 ст. 10 ГК РФ, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

По смыслу приведенных выше законоположений, добросовестность при осуществлении гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей предполагает поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующее ей.

При этом установление злоупотребления правом одной из сторон влечет принятие мер, обеспечивающих защиту интересов добросовестной стороны от недобросовестного поведения другой стороны.

Злоупотребление правом при совершении сделки является нарушением запрета, установленного в статье 10 ГК РФ, в связи с чем, такая сделка должна быть признана недействительной в соответствии со статьями 10 и 168 ГК РФ.

Нарушение участниками гражданского оборота при заключении договора статьи 10 ГК РФ, выразившееся в злоупотреблении правом, отнесено законом к числу самостоятельных оснований для признания сделки недействительной.

Из справки судебного пристава-исполнителя Преображенского РОСП г. Москвы следует, что в ходе исполнительного производства иного имущества М.М., кроме подаренной квартиры, не обнаружено (л.д. 101).

Из доводов жалобы и пояснений истца следует, что М.М. переводил на его счет денежные средства в погашение задолженности в небольшом размере, после открытия наследства намеренно не вступал в наследство на квартиру более 3-х лет с целью невозможности обращения взыскания на нее. Также, получив *** года по завещанию около *** руб., М.М. данными денежными средствами не воспользовался и задолженность перед истцом не погасил. Ответчиком данные доводы не оспаривались.

Исходя из изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что целью договора дарения квартиры от *** года, заключенного между М.М. и Д., было желание М.М. уклониться от исполнения решения Останкинского районного суда г. Москвы от *** года, которым с него взыскан долг по договорам займа в сумме значительно превышающей стоимость спорной квартиры.

Вышеизложенное свидетельствуют как о мнимости оспариваемого договора дарения, так и о злоупотреблении М.М. и Д. своими правами с целью причинить вред другому лицу, в данном случае кредитору и взыскателю Б., что недопустимо в силу положений ст. 10 ГК РФ.

Однако районный суд не учел данные требования закона, неверно установил обстоятельства дела, дал ненадлежащую оценку исследованным доказательствам, что привело к неправильному выводу.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что имеются основания для признания оспариваемого договора дарения квартиры по адресу: *** от *** года недействительным по ст. 10, 168, 170 ГК РФ.

При таких обстоятельствах, судебное решение по настоящему делу нельзя признать законным и оно подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении заявленных требований.

Решение является основанием для исключения из ЕГРП записи о праве собственности на квартиру по адресу: *** за Д. и внесении записи о праве собственности на эту квартиру за М.М.

Руководствуясь ст. ст. 193, 328 – 330 ГПК РФ, судебная коллегия, определила:

Решение Останкинского районного суда г. Москвы от 23 ноября 2016 года отменить.

Принять по делу новое решение. Признать договор дарения от 19 августа 2015 года квартиры ***, заключенный между М.М. и Д. – недействительным.

Должник продал имущество после решения суда

Должник продал имущество до обращения на него взыскания: как действовать кредитору?

Татьяна Иванова, юрист АБ «Эксиора»

«ЭЖ-Юрист». № 31 (1032). Август 2018 г.

Выиграть судебный процесс – задача, безусловно, сложная. Но зачастую гораздо сложнее бывает добиться реального исполнения судебного акта. Недобросовестные должники нередко пытаются сделать взыскание по судебному акту невозможным. Например, отчуждают то имущество, на которое было возможно обращение взыскания. В таких случаях кредитор может использовать несколько инструментов для возврата выведенных активов. Рассмотрим некоторые из них.

  1. Должник может скрыть имущество от взыскания, заключая сделки с дружественными контрагентами. Одним из способов возврата такого имущества является признание такой сделки недействительной как мнимой. Данный способ применим, если иной способ защиты нарушенного права законом не предусмотрен и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.[1]

Высшие судебные инстанции неоднократно указывали, что сделки, заключенные с целью избежать возможного обращения взыскания на принадлежащее должнику имущество, могут быть признаны мнимыми.[2]

Несмотря на то, что кредитор в данном случае не является стороной договора, право оспаривать подобную сделку за ним сохраняется.[3] Это обусловлено тем, что кредитор праве получить удовлетворение своих требований к должнику, в том числе путем обращения взыскания на имущество должника, которое должно направляться на погашение реальных, а не мнимых обязательств.[4]

Согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения, т.е. значение будет иметь субъективный фактор: момент осведомленности кредитора.

По правилам ст. 170 ГК РФ сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у сторон нет цели достигнуть заявленных результатов. Установление факта того, что в намерения сторон на самом деле не входили возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным основанием для признания сделки ничтожной.[5]

При этом наличие формального исполнения по сделке не препятствует квалификации ее как мнимой.[6] Так, например, должник может заключить договоры купли-продажи с дружественным контрагентом и составить акты о передаче соответствующего имущества, однако контроль над имуществом сохранится за должником. В таком случае суд может признать договор купли-продажи мнимой сделкой.[7] Иногда должник может создать видимость законности владения отчужденной дружественному контрагенту вещи. Например, должник и контрагент могут заключить договор аренды, согласно которому проданная вещь передается должнику за минимальную плату. Данное обстоятельство также может помочь кредитору доказать мнимость сделки.[8]

Следует иметь в виду, что если должник и дружественный ему кредитор для вида осуществили регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество, подлежащее взысканию в пользу кредитора, это не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании ст. 170 ГК РФ.[9]

Факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств. Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки (ст. ст. 65, 168, 170 АПК РФ).[10]

Доказать мнимость сделки помогут также следующие обстоятельства:

  • имущество осталось в месте его первоначального фактического нахождения;
  • должник сохранил контроль продавца над отчужденной вещью;
  • экономическая невозможность контрагента покупки спорного имущества;
  • отсутствие экономической целесообразности в заключении спорной сделки;
  • невыгодные для продавца условия об отсрочке либо рассрочке платежа и т.д.

Что касается распределения бремени доказывания по данным спорам, доказывание отсутствия у сторон намерения создать соответствующие правовые последствия, в основном, лежит на заявителе (ст. 65 АПК РФ). Однако иногда суды указывают, что доказывание отсутствия такого обстоятельства не может быть возложено исключительно на сторону спора, заявившую о мнимости сделки.[11]

Таким образом, поскольку мнимая сделка никаких правовых последствий не влечет, кредитор сможет обратить взыскание на спорное имущество по обязательствам должника.

  1. Признать сделку по отчуждению имущества должника недействительной можно также и на основании ст. 10 и ст. 168 ГК РФ.

Иногда сделка должника не подпадает под признаки мнимой, поскольку намерение создать соответствующие правовые последствия у сторон имеются. В таком случае кредитор может воспользоваться правилами ГК РФ о недействительности сделки, нарушающей требования закона. При этом, кредитору необходимо будет доказать недобросовестность сторон сделки.

Согласно п. 1 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Статья 10 ГК РФ предусматривает, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный статьей 10 ГК РФ, поэтому такая сделка признается недействительной на основании статей 10 и 168 ГК РФ.

На возможность признания сделки, направленной на сокрытие имущества от взыскания, недействительной на основании статей 10 и 168 ГК РФ указал также Верховный Суд РФ.[12]

Кредитор в таком случае может сослаться на то право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате оспаривания сделки, а именно: возможность исполнения судебного акта о взыскании.

Так, например, случаи, когда должник в ходе исполнения вступившего в законную силу судебного акта продает все принадлежащее ему недвижимое имущество в отсутствие равенства встречного предоставления, могут быть признаны злоупотреблением правом.[13] В данных обстоятельствах, когда удовлетворение требований кредитора становится невозможным, последний вправе обратиться с заявлением о признании сделки недействительной на основании статей 10 и 168 ГК РФ.

Читать еще:  Как получить генеральную доверенность у нотариуса

Следует иметь в виду, что, если в отношении должника уже открыто исполнительное производство, то правом оспорить сделку, имеющую собой цель сокрытия имущества от взыскания, наделен и судебный пристав-исполнитель.[14]

Судебный пристав-исполнитель, как и кредитор, имеет законный интерес в признании недействительными подобных сделок должника. Данный интерес обусловлен обязанностью пристава-исполнителя совершить действия, направленные на принуждение должника исполнить судебный акт.

  1. Одним из способов обеспечения интересов кредитора может служить банкротство должника.

Данный способ применим в случае, если размер требований кредитора превышает триста тысяч рублей, и должник не исполняет обязательства более трех месяцев[15].

В таком случае при условии предварительного опубликования соответствующего намерения на ЕФРСБ, кредитор вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

Конечно, данный способ сопряжен с множество минусов, главные их которых – это длительность банкротных процедур и возможное участие иных кредиторов, совокупный размер требований которых не позволит рассчитывать на адекватное погашение долга.

Однако банкротство должника позволяет кредитору воспользоваться многими механизмами, недоступными в условиях ординарных правоотношений.

Так, одним из механизмов возврата имущества должника для последующего погашения требований кредитора может стать оспаривание сделок должника-банкрота. Помимо общих оснований для оспаривания сделок (ст. 10, ст. 168 ГК РФ), кредитор может воспользоваться нормами ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве. Кредитор может оспорить подозрительные сделки должника, а также сделки, совершенные с предпочтением. При успешном использовании данных институтов, имущество, принадлежащее должнику, вернется в конкурсную массу, а требования кредитора впоследствии будут удовлетворены.

Кредитор может оспорить:

  • Подозрительную сделку с неравноценным встречным исполнением (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве).
  • Неравноценными признаются сделки, цены которых существенно отличаются от цен, устанавливаемых в аналогичных обстоятельствах, а также сделки, цена которых не соответствует рыночным ценам.
  • Подозрительную сделку, совершенную в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).
  • Под таким вредом понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и/или увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
  • Сделку, влекущую за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

А) Часто встречаются случаи, когда должник в целях сокрытия имущества от взыскания отчуждает имущество дружественному контрагенту по существенно заниженной цене. В таком случае сделку можно признать недействительной как неравноценную.

Неравноценные сделки могут быть признаны недействительными в случае совершения их в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

В случае оспаривания неравноценной сделки, предметом которой является недвижимое имущество, для определения периода подозрительности правовое значение имеет момент государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости, а не дата заключения договора.[16]

Для того чтобы оспорить неравноценную сделку при банкротстве достаточно двух условий: соответствия периоду подозрительности в один год и неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.

Таким образом, для кредитора оспаривание неравноценной сделки не грозит особыми сложностями в доказывании и является эффективным инструментом для удовлетворения своих требований.

Б) Если должник совершил сделку лишь для сокрытия имущества от обращения взыскания, то есть в целях причинения вреда имущественным правам кредитора, то такая сделка может быть оспорена по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.[17] Оспорить сделку можно, если она совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом.

При этом сделка будет признана недействительной, если другая сторона сделки знала о противоправной цели должника к моменту совершения сделки. Такое знание предполагается, если сторона сделки признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. В данном случае осведомленность стороны можно подтвердить публикацией соответствующих сведений на ЕФРСБ: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.[18]

Кредитору при оспаривании сделок для успешного возврата имущества, подлежащего взысканию, следует обезопасить себя от возможного последующего отчуждения спорного имущества по цепочке сделок.

Для достижения указанной цели кредитор может обратиться в суд с заявлением о принятии обеспечительных мер. Обеспечительные меры принимаются в случаях, когда непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю (ч. 2 ст. 90 АПК РФ). Перечень обеспечительных мер открытый. Кредитор, к примеру, может ходатайствовать перед судом о запрещении должнику совершать сделки с предметом спора, о наложении ареста на денежные средства должника, о передаче спорного имущества на хранение третьему лицу. Однако статистика удовлетворения ходатайств о принятии арбитражными судами обеспечительных мер неутешительная. Согласно данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ за 2017 г. удовлетворено менее трети заявлений о принятии обеспечительных мер.[19]

Еще одним инструментом для недопущения перепродажи спорного имущества по цепочке сделок является внесение записей в Росреестр. В случае, когда речь идет о недвижимости, кредитор, к примеру, может принять меры для внесения в Росреестр записи о том, что объект недвижимого имущества находится в споре. В дальнейшем это может помочь в доказывании недобросовестности контрагентов по сделке.

Таким образом, продажа должником имущества не делает взыскание невозможным. Законодательство предусматривает различные способы возврата имущества кредитору. Выбор конкретного способа зависит от того, каким именно образом должник скрыл имущество от взыскания, а также от задач, преследуемых кредитором.

[1] Пункт 78 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

[2] Определение Верховного Суда РФ от 05.06.2012 по делу N 11-КГ12-3, Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 N 6136/11 по делу N А60-29137/2010-С5

[3] Определение Верховного Суда РФ от 13.06.2017 по делу N 301-ЭС16-20128, А28-12640/2015

[4] Постановление ФАС Московского округа от 10.05.2007, 17.05.2007 N КГ-А40/3784-07 по делу N А40-78420/06-10-154

[5] Определение Верховного Суда РФ от 25.07.2016 по делу N 305-ЭС16-2411, А41-48518/2014

[6] Пункт 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

[7] Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 N 6136/11 по делу N А60-29137/2010-С5

[8] Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.11.2017 N Ф01-4713/2017 по делу N А29-11781/2016

[9] Пункт 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

[10] Определение Верховного Суда РФ от 25.07.2016 по делу N 305-ЭС16-2411, А41-48518/2014

[11] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.11.2015 N Ф07-1577/2015 по делу N А56-21676/2014, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.07.2016 N Ф05-8607/2016 по делу N А40-134904/2015, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.07.2017 N Ф07-6316/2017, Ф07-6318/2017 по делу N А56-19356/2014

[12] Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

[13] Определение Верховного Суда РФ от 13.06.2017 по делу N 301-ЭС16-20128, А28-12640/2015

[14] Определение Верховного Суда РФ от 18.04.2017 № 77-КГ17-7

[15] П. 2 ст. 3, п. 2 ст. 6 Закона о банкротстве

[16] Определение Верховного Суда РФ от 11.01.2017 № 309-ЭС16-13732(2) по делу N А71-83/2014

[17] Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 22.12.2016 N Ф09-10866/16 по делу N А07-22918/2015

[18] Абз. 4 п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 (ред. от 30.07.2013) «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

Имеет ли право должник продать своё имущество?

Сначала представим себе достаточно популярную на сегодняшний день ситуацию: заёмщик берёт кредит в банке, но в силу ряда причин выплачивать взятый в банке кредит у него не получается. К слову, причины могут быть абсолютно любые, к примеру, потеря работы, тяжелое заболевание как у самого заёмщика, так и у членов его семьи, а также иные обстоятельства, отрицательным образом отражающиеся на его финансовом состоянии.

В результате, у заёмщика образуется неподъемный к выплате долг перед банком, а тот свою очередь, не учитывая финансовое состояние своего клиента, обращается в суд с целью взыскать с заёмщика денежные средства для оплаты накопившегося долга. Ситуация осложняется тем, что у заемщика имеется свое собственное имущество, и банк нацелен его забрать в целях погашения кредита. Заёмщика это положение дел не устраивает, и поэтому он желает избавиться от данного имущества, чтобы банк не смог его продать за бесценок.

Возникает вопрос: «Имеет ли право должник продать свое имущество?»

Должник в данном случае должен учитывать один простой момент – факт того, что банк подал в суд в целях взыскать с должника накопившийся долг – это не значит, что на имущество должника наложен арест и последний не может своё имущество реализовать. Арест на имущество должника накладывается только после того, как суд вынесет постановление о наложении ареста. Причём стоит отметить, что суд сам по своему желанию не имеет права наложить арест или иные меры по обеспечению исполнения искового заявления. Сделать это суд имеет право только по заявлению лица, участвующего в деле.

Другими словами, если представитель банка, участвующий в деле, попросит суд наложить арест на имущество, находящееся в собственности должника, и суд вынесет соответствующее постановление, то только в этом случае должник не сможет реализовать свое имущество. При этом стоит отметить, что наложить арест, ровно как и провести взыскание, можно только в отношении того имущества, которое находится в исключительной собственности должника. Ну, а если имущество находится, к примеру, в общей собственности супругов, то тогда происходит выделение доли. Но, как правило, в таких случаях супруги являются созаёмщиками либо поручителями по кредиту.

Если же в ходе судебного заседания арест на имущество наложен не был, то после вынесения решения в пользу банка и вступления его в законную силу, вопрос о наложении на имущество должника ареста решается в порядке исполнительного производства. В таком случае арест накладывается судебным приставом, к которому обращается представитель банка для взыскания долга. Пристав о наложении ареста опять же выносится соответствующее постановление. В том случае, если должник успел продать имущество до вынесения данного постановления, то считается, что должник реализовал свои гражданские права, и никакого нарушения в данном случае усмотреть нельзя.

Можно ли оспорить сделку?

Однако следует учитывать, что такую сделку можно оспорить. Представитель банка имеет право обратиться за защитой в судебный орган с требованием признать договор, по которому отчуждалась собственность, недействительным, и потребовать его отмены в соответствии с положениями гражданского законодательства.

Если обратиться к закону, то по Гражданскому Кодексу такую сделку действительно можно признать недействительной, поскольку она посягает на права и охраняемые законом интересы банка, то есть третьего лица. В силу этого у суда есть все основания для того, чтобы признать данную сделку недействительной и потребовать возврата первоначального положения. Возникает вопрос: «Что делать в таком случае должнику? Есть ли шанс, что суд в удовлетворении иска банка откажет?».

Ответ утвердительный – такой вариант возможен, однако лишь в том случае, если сделка действительно была реальной. И под эти понимается тот факт, что сделка оформлена сторонами в установленном законодательством порядке и стороны действительно реализовали свои права и обязанности. Однако одного договора купли-продажи в таком случае будет мало. Необходимы иные весомые доказательства.

К примеру, если должник продал автомобиль, то понадобятся:

  1. Письменный контракт купли-продажи;
  2. Расписка о получении денег (одного договора может быть недостаточно);
  3. Продавцу необходимо снять автомобиль с учета в автоинспекции, а покупателю – нужно его на учет соответственно поставить;
  4. Будет желательно предоставить стороннее подтверждение того факта, что автомобиль использует иное лицо. К примеру, новый владелец может заработать парочку административных штрафов, которые подтвердятся соответствующей квитанцией.

В совокупности всё это может стать достаточной доказательной базой для того, что сделка действительно была реальной, а не создавала видимость таковой.

Должник продал имущество после решения суда

Вопрос об оспаривании сделок по продаже имущества является одним из самых популярных в судебной практике – особенно это касается взаимоотношений «должник-кредитор», когда лица, имеющие задолженность, старательно избавляются от имущества путем дарения или продажи и, таким образом, не оставляют в собственности объектов, на которые может быть обращено взыскание. Рассмотрим конкретный пример из судебной практики (Апелляционное определение Омского областного суда от 14 января 2015 года по делу №33-28/2015).

Может ли кредитор оспорить следку о продаже имущества должником?

Да, безусловно. Итак, ситуация: взыскатель обращается в суд с требованием признать недействительными две сделки о продаже квартир, совершенных должником после вынесения решения суда о взыскании задолженности. То есть фактически должник продал свои квартиры, чтобы обезопасить их от взыскания приставами, заведомо зная о наличии долга.

Отметим, что в данной ситуации не имеет значения форма долга (заем, кредит, возмещение вреда и др.) и кто является его взыскателем (физическое или юридическое лицо, МФО). Взыскатель вполне обоснованно считает, что данные сделки были мнимыми на основании информации о том, что должник все еще проживает и фактически прописан в одной из квартир.

Обратите внимание! Согласно ГК РФ сделка может быть признана мнимой, то есть совершенной лишь для создания вида и без конкретных намерений создать правовые последствия. Такая сделка может быть признана недействительной не только по требованию участвующих в ней сторон, но и третьим лицом, если оно имеет охраняемый законодательством интерес в признании сделки ничтожной.

В ходе судебного заседания стало известно, что должник продал обе квартиры, заведомо зная о наличии задолженности, при этом стоимость недвижимости значительно превышала сумму долга.

Читать еще:  Как проверить безаварийный стаж вождения

По одной из квартир суд отказал в удовлетворении требования Взыскателя и признал сделку действительной по той причине, что сделка была совершена за счет кредитных средств (покупатель оформил ипотечный кредит) – помимо этого должник уже выписался из квартиры и в ней не проживает.

Оспаривание сделки о продаже квартиры

Ситуация со второй квартирой значительно более интересная. С точки зрения Гражданского кодекса РФ сделка может быть признана мнимой только при наличии согласованных действий обеих сторон. В данной ситуации суд принял сторону Взыскателя, выстраивая свою позицию на основании следующей информации:

  • Должник и до, и после сделки был прописан в данной квартире, фактически ею пользуется и на момент судебного разбирательства;
  • Покупатель квартиры после покупки в ней не прописывался;
  • Несмотря на присутствие в материалах дела договора купли-продажи, ни должник, ни покупатель не предоставили расписку о получении денежных средств за объект недвижимости;
  • Также, опираясь на данный о совокупном доходе семьи, суд усомнился в финансовых возможностях покупателя квартиры.

Какие выводы можно сделать из данного материала?

  • Сделки между родственниками почти всегда вызывают подозрения, особенно в случае наличия задолженности у продавца и низкого совокупного дохода у покупателя;
  • Продажа квартиры подразумевает то, что продавец перестает ею пользоваться: выписывается и переезжает в другое жилье;
  • Одного договора купли-продажи недостаточно – необходимо подтвердить факт передачи денег, например, распиской, а еще лучше – выпиской с банковского счета.

Если вы столкнулись с проблемой взыскания задолженности с должника, который продал все свое имущество, или же вы хотите грамотно оформить сделки купли-продажи – обращайтесь к специалистам АльфаГрупп. Мы поможем:

  • Проанализировать все возможности и угрозы в каждой конкретной ситуации;
  • Грамотно составить договор и сопроводить сделку купли-продажи имущества;
  • Дать правовую оценку действиям должника и выработать оптимальную стратегию взыскания задолженности (коллекторские услуги).

Авторские права на все опубликованные материалы принадлежат компании «АльфаГрупп». Копирование материалов с сайта допускается только с письменного разрешения администрации компании «АльфаГрупп». Все права защищены и охраняются законом © АльфаГрупп 2018 г.

Указанная информация на сайте не является публичной офертой. ООО «АльфаГрупп» вправе отказать в сотрудничестве без объяснения причин.

Должник продал свое имущество до вынесения судебного решения. Компании-взыскателю удалось оспорить эту сделку

Автор: Вантух Олег Владимирович

Регион: Архангельская область, г. Котлас

Должность: Юрисконсульт, Менар

Область права: Право собственности, Другое

Порядок решения проблемы: Судебный № дела 33-2921/11

Суть дела

В судебном порядке компания взыскала с физического лица задолженность более, чем на 5 млн. рублей. Но должник еще до вынесения судебного решения успел продать объекты недвижимого имущества по договору купли-продажи. Стало понятно, что компания не сможет взыскать долг, если не оспорит эту сделку. В первой инстанции взыскатель получил отказ. Но суд кассационной инстанции отменил это решение. В итоге сделка была признана ничтожной, а спорные объекты недвижимости были возвращены должнику.

Задача и ее решение

В большинстве случаев взыскание в судебном порядке денег является менее длительным процессом по сравнению с принудительным исполнением судебного акта. Сам по себе судебный акт не является гарантией его исполнения проигравшей стороной.

Решением Котласского городского суда Архангельской области от 25.01.2010 г. по делу № 2-14/2010 с Акишина Андрея Юрьевича (Акишин А. Ю.) в пользу общества с ограниченной ответственностью «Менар» (ООО «Менар», Общество) было взыскано 5 525 165 руб. 86 коп. (решение суда вступило в законную силу 10.02.2010 г., Обществу был выдан исполнительный лист).

Решением Котласского городского суда Архангельской области от 03.02.2005 г. по делу № 2-54 за Акишиным А. Ю. было признано право собственности на 10 объектов недвижимости, 8 из которых 26.05.2010 г. были арестованы судебным приставом-исполнителем в счёт обеспечения обязательства Акишина А. Ю. по возврату денежных средств Обществу. На 4 объекта недвижимого имущества за Акишиным А. Ю. в установленном законом порядке было зарегистрировано право собственности, на оставшиеся объекты недвижимости нет. При наложении ареста на недвижимое имущество от Акишина А. Ю. никаких замечаний не поступило.

В сентябре 2010 г. Балязин Сергей Александрович (Балязин С. А.) предъявил судебному приставу-исполнителю кассационное определение Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10, которым принято решение о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, приобретенное у Акишина А. Ю. по договору купли-продажи от 25.08.2009 г., без регистрации ранее возникших прав предыдущего собственника и без обращения в регистрирующий орган одной стороны сделки (продавца – Акишина А. Ю.) и ходатайство о снятии ареста с недвижимого имущества, арестованного 26.05.2010 г. в счет обеспечения обязательства Акишина А. Ю. по возврату денежных средств Обществу.

Было очевидно, что договор между Акишиным А. Ю. и Балязиным С. А. подписан задним числом. Сделка имела одну цель: увод имущества от обращения на него взыскания. Данные выводы имели основания. Во-первых, Балязин С. А. (покупатель по договору) является родным братом супруги Акишина А. Ю. (продавца по договору). Во-вторых, цена имущества по договору составляла 190 000 руб., фактически была заниженной.

Необходимо было определиться с основанием недействительности сделки, руководствоваться ст. 168 (недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам) Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ) или п. 1 ст. 170 (недействительность мнимой сделки) ГК РФ. Было принято решение выходить в суд по ст. 168 ГК РФ, так как по ст. 170 ГК РФ являлась самой слабой позицией, что и подтвердилось в процессе рассмотрения дела. Балязиным С. А., в подтверждение реальности заключенной сделки, был представлен суду договор аренды, в соответствии с которым, приобретенное у Акишина А. Ю. недвижимое имущество, было передано Балязиным С. А. третьему лицу во временное владение и пользование.

Общество обратилось в суд к Акишину А. Ю. и Балязину С. А. с исковым заявлением о признании недействительным договора купли-продажи от 25.08.2009 г. и применения последствий недействительности сделки.

С целью сохранения недвижимого имущества на период рассмотрения иска, руководствуясь статьями 139, 140, 145 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГПК РФ) одновременно с подачей иска было подано заявление о принятии обеспечительных мер в виде запрета Балязину С. А. совершать действия по распоряжению недвижимым имуществом, являющимся предметом договора купли-продажи от 25.08.2009 г. Заявление о принятии обеспечительных мер судом было удовлетворено.

Также было намерение провести экспертизу договора купли-продажи от 25.08.2009 г. на давность составления документа, доказать факт составления документа задним числом, в связи с чем, одновременно с подачей иска было подано ходатайство об истребовании у ответчиков оригинала договора купли-продажи от 25.08.2009 г. Ходатайство об истребовании оригинала договора купли-продажи от 25.08.2009 г. судом было удовлетворено, также судом было принято решение об истребовании у ответчиков по делу оригинала акта приёма-передачи недвижимого имущества и расписки в получении денег по договору купли-продажи от 25.08.2009 г.

Ответчики по делу представили письменные пояснения, что оригиналы договора купли-продажи от 25.08.2009 г., акт приёма-передачи имущества и расписка были утеряны. Интересы ответчиков в суде представлял адвокат, сами ответчики на заседания не являлись, заявили ходатайства о рассмотрении дела в их отсутствие.

В ходе рассмотрения иска исковые требования были уточнены: применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Данное дело изначально осложняло кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, приобретенного Балязиным С. А. у Акишина А. Ю. по договору купли-продажи от 25.08.2009 г., без регистрации ранее возникших прав предыдущего собственника и без обращения в регистрирующий орган одной стороны сделки (продавца – Акишина А. Ю.). Дело о применении последствий недействительности ничтожной сделки рассматривал тот же судья, что и дело по иску Балязина С. А. к Акишину А. Ю. о государственной регистрации права на недвижимое имущество, решение которого было отменено, указанным выше кассационным определением.

Позиция истца по иску:

– государственная регистрация права собственности на объекты недвижимого имущества, переданные по договору купли-продажи от 25.08.2009 г. покупателю, за продавцом не осуществлена (подтверждением явилось представленные суду уведомления об отсутствии в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запрашиваемых сведений).

– право собственности на передаваемые объекты недвижимости по договору купли-продажи от 25.08.2009 г. возникает у продавца только после государственной регистрации; государственная регистрация перехода права собственности на недвижимое имущество за продавцом осуществлена не была, следовательно, право собственности на данное имущество у продавца не возникло. Обоснование: п. 1 ст. 2, п. 2 ст. 4 Федерального закона от 21.07.1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», п. 2 ст. 223, п. 1 ст. 131, п. 1 ст. 551 ГК РФ.

– не являясь собственником недвижимого имущества, продавец не мог распоряжаться недвижимым имуществом (отчуждать его). Обоснование: п.п. 1 и 2 ст. 209 ГК РФ.

– решение Котласского городского суда Архангельской области от 03.02.2005 г. по делу № 2-54 о признании за Акишиным А. Ю. право собственности на объекты недвижимости не заменяет государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, а в соответствии с пунктом 1 статьи 17 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» само по себе является документом-основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

– кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 не является обязательным для применения, так как при рассмотрении данного дела не ставился вопрос о ничтожности сделки.

Позиция ответчиков по иску:

– договор купли-продажи от 25.08.2009 г. состоялся и является действительным: недвижимое имущество было передано покупателю по акту приёма-передачи, денежные средства за имущество уплачены в полном размере.

– судебной коллегией по гражданским делам Архангельского областного суда принято решение о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, приобретенного Балязиным С. А. у Акишина А. Ю. по договору купли-продажи от 25.08.2009 г., без регистрации ранее возникших прав предыдущего собственника и без обращения в регистрирующий орган одной стороны сделки (продавца – Акишина А. Ю.).

– истец не правильно трактует нормы материального права.

Позиция Котласского городского суда Архангельской области:

Суд учёл, что заключенный 25.08.2009 г. между ответчиками договор купли-продажи спорного имущества отвечает требованиям закона, заключён в письменной форме, содержит все существенные условия, исполнен сторонами, что подтверждается актом приёма-передачи и распиской в получении денег, на заключение данной сделки получено согласие супруги продавца.

Непредставление суду подлинников договора и акта приёма-передачи имущества объяснено ответчиками утратой этих документов покупателем, у которого они находились на хранении, в июне 2010 г. Подлинники документов обозревались при рассмотрении дела № 2-1090/10 по иску покупателя к продавцу о государственной регистрации права собственности на имущество. Истец опровергающих данные доводы доказательств не привёл.

Поскольку заключённая сделка купли-продажи недвижимого имущества не противоречит закону, она не может быть признана ничтожной. Исполнение сторонами данного договора исключает признание его незаключенным, в связи с чем, суд не усматривает предусмотренных законом оснований для удовлетворения исковых требований ООО «Менар».

Отсутствие государственной регистрации ранее возникшего права на недвижимое имущество не свидетельствует о незаконности сделки по отчуждению этого имущества, соответственно такая сделка порождает правовые последствия, на которые была направлена.

Кроме того, следует учесть, что кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 исковые требования покупателя к продавцу о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество удовлетворены.

Результаты рассмотрения дела судом первой инстанции:

В иске ООО «Менар» к Акишину А. Ю. и Балязину С. А. об оспаривании договора купли-продажи недвижимого имущества отказать.

Не согласившись с решением суда первой инстанции ООО «Менар» обратилось в судебную коллегию по гражданским делам Архангельского областного суда с кассационной жалобой.

Позиция судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда:

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции не согласилась. Руководствуясь ст. ст. 8, 131, 168, 209 ГК РФ, п. 60 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» судебная коллегия указала на ничтожность договора купли-продажи от 25.08.2009 г.

Кроме того, кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 о государственной регистрации перехода права собственности по договору купли-продажи не лишает возможности ставить вопрос о признании данного договора недействительным.

Результаты рассмотрения дела судом кассационной инстанции:

Решение Котласского городского суда Архангельской области от 26.04.2011 г. отменить, вынести по делу новое решение.

Исковые требования ООО «Менар» к Акишину А. Ю. и Балязину С. А. о применении последствий недействительности ничтожной сделки удовлетворить.

Применить последствия недействительности ничтожной сделки договора купли-продажи от 25.08.2009 года заключённого между Акишиным А. Ю. и Балязиным С. А., возвратить недвижимое имущество в собственность Акишина А. Ю., обязать Акишина А. Ю. выплатить Балязину С. А. 190 000,00 рублей.

Чего удалось добиться

В принудительном порядке (через службу судебных приставов) Балязин С.А. передал недвижимое имущество, которое являлось предметом договора купли-продажи, Акишину А.Ю. (должнику). В настоящее время судебным приставом-исполнителем производятся действия по государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество за Акишиным А.Ю.

Если вам понравился этот кейс и вы хотите помочь автору победить во Всероссийской правовой премии «Юрист компании ‘2012» – вы можете проголосовать за него.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector